10 мая

ОРКСЭ. Огласите весь список, пожалуйста!
Мнение специалиста

Введённый несколько лет назад в российские школы предмет ОРКСЭ (Основы религиозных культур и светской этики) вызвал бурю неоднозначных эмоций и продолжает до сих пор будоражить умы родителей, учителей и методистов. Реакция на появление религии в школах колеблется от резко отрицательной до полного восторга. И все, у кого есть возможность, высказались по этому поводу. Ясное дело, что почти каждый житель нашей идеологически подкованной страны считает себя если не специалистом, то по крайней мере человеком очень сведущим в этом вопросе. Проблема только в том, что, как обычно бывает в таких случаях, спорим с пеной у рта, но не о том.

Вопрос не стоит следующим образом:  хорошо или плохо, когда религия появляется в школе, – это вообще не должно являться темой для обсуждения. У нас в стране светское образование, а все желающие привить своему чаду иное представление о мироустройстве успешно пользуются услугами специализированных учебных заведений. Посему изучение в школе предмета ОРКСЭ может быть в единственно возможном аспекте – культурологическом. И именно этот аспект является основным и единственным принципом преподавания, как заявляет ФГОС НОО (Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования), утверждённый Министерством образования и науки Российской Федерации. Основной принцип преподавания предмета ОРКСЭ в школе ориентирован на общее знакомство с традиционными для России религиями, их культурой, историей, традициями, нравственными ценностями и выдающимися представителями. И нигде не написано, что какой-то из модулей (а их 6!) ориентирован на догматическую подготовку будущих приверженцев той или иной религии. Другое дело, как именно будет рассматриваться учебный материал. К сожалению, некоторые особо рьяные деятели от образования хотят быть святее папы римского и буквально готовят паству, всеми силами желая «осчастливить и спасти» всех поголовно. Поэтому огромное значение имеют личность учителя, его способность широко мыслить, общая эрудиция и готовность к открытому диалогу.

Безусловно, школьники многонационального и многоконфессионального государства могут и должны изучать культурное наследие своей страны, и знание основ мировых религий будет этому способствовать. Отдельный вопрос, надо ли давать такой сложный предмет в начальной школе (сейчас его изучают в 4 классе), готовы ли 9 – 10-летние ребятишки воспринять сложные философские истины, освоить абстрактные понятия. Но, так или иначе, предмет уже существует в 4 классе. Хотя этого оказалось недостаточно и теперь наблюдается тенденция продлить его изучение сначала до 6, в перспективе до 9, а если «повезет», то и до 11 класса. Я уже не говорю о том, что подобные темы так или иначе должны раскрываться на уроках литературы, истории и МХК, но даже в качестве отдельного предмета, растянутого на столько лет, он явно предполагает выйти за рамки культурологической освещаемости.

Сложность состоит ещё и в том, что, с одной стороны, родители, не всегда имея возможность рассказать детям о религии предков, рады прибегнуть к помощи школы, надеясь на квалифицированный образовательный процесс и расширение представлений ребёнка о духовных традициях, с другой — эти же родители не всегда могут проследить, что именно и в какой форме их чадам преподносится на уроках, и вовремя скорректировать момент, когда культурный феномен норовит превратиться в клерикальный. В этой связи очень важен учебник, по которому ведётся преподавание выбранного модуля (если, конечно, этот выбор ещё будет актуален). Авторам одних учебников удаётся остаться в рамках культурно-исторических сведений, у авторов других явно прослеживается цель склонить учащихся к вере в рамках представлений РПЦ. В любом случае весь процесс должен быть под чутким контролем родителей.

Ниже приведено интервью  автора одного из учебников ОРКСЭ, модуля «Основы православной культуры» издательства «Просвещение»,  российского историка-востоковеда, специалиста по истории восточного христианства, кандидата исторических наук, старшего преподавателя кафедры цивилизационного развития Востока Школы Востоковедения НИУ ВШЭ, старшего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, преподавателя МГУ им. М. В. Ломоносова Алексея Владимировича Муравьёва. Беседу вела корреспондент НИУ ВШЭ Анастасия Чумак.

- Алексей Владимирович, объяснить маленькому человеку, кто такой Бог, что есть вера, церковь – задача довольно нетривиальная, насколько тяжело вам было  с ней справиться, на какие принципы вы опирались?

- Непросто. Наверное, есть специалисты, которые смогли бы рассказать детям про Бога красноречивее, чем я. И это чисто религиозные деятели, например, священник или имам могут рассказать детям про религию более подробно, но в их изложении учебник неизбежно приобрёл бы элемент призыва примкнуть к той или иной пастве. К сожалению, когда ты встроен в систему конкретной религии и служишь ей, очень тяжело оставаться беспристрастным. Однако призывать детей пойти в церковь – не моя функция и не задача этого конкретного учебника. Опираясь на свой профессиональный опыт исследователя восточных религий и свой личный родительский опыт, я рассказывал о православной культуре, отвечая на такие возможные вопросы ребёнка: кто такие верующие, что они делают в церкви, зачем им обряды и так далее. Я пытался нарисовать некий обобщённый портрет верующего православного христианина и уже через него рассказать о религии в целом.

Для меня вера (религия) сугубо личное дело, я не считаю себя вправе навязывать её кому-либо и не считаю школу местом, где должна осуществляться какая-либо религиозная пропаганда. Я в высшей степени уважаю чувства людей, которые не относят себя ни к какой религии или ещё не определились с этим вопросом. Но ведь и курс ОРКСЭ в целом не предназначен для того, чтобы воспитывать православных христиан или мусульман, или буддистов и так далее. Этим занимаются другие организации, например воскресные школы.

- У многих до сих пор возникает вопрос, зачем вообще ОРКСЭ  был введён в школы?

- Да. И ответ на этот вопрос у меня нарисовался только сейчас. В этом курсе дети из верующих религиозных семей и дети, чьи родители не верят в Бога, смогут найти для себя что-то полезное и интересное. Понимаете, даже если ребенок из семьи атеистов, ему будет полезно узнать о культуре и традициях соседа по парте. Потому что исторически так сложилось, что мы живём в многонациональной стране. В такой ситуации я бы рекомендовал выбрать модуль «Основы всех мировых религий». Если ребёнок воспитывается в православной традиции, то из модуля «Основы православной культуры» он сможет почерпнуть дополнительные сведения. Дело в том, что воскресные школы больше ориентированы на то, чтобы научить человека думать в определённой парадигме, а вот информационная сторона вопроса часто оставляет желать лучшего. Этот курс должен научить в числе прочего вниманию к другому человеку и его внутреннему миру.

- Не только жители в многонациональной стране, но и приверженцы православной традиции все очень разные…

- Да, и все они не очень умеют договариваться друг с другом. Написать учебник, который смог бы удовлетворить как представителей Русской Православной Церкви (РПЦ), так и старообрядцев и приверженцев других направлений православной традиции было для меня настоящей сверхзадачей. В этом учебнике вы не увидите портреты патриархов, митрополитов и так далее, я намеренно избегал любых намёков на современную прагматику. К слову, после раскола церкви в XVII веке (реформа патриарха Никона) у новообрядцев появились свои почитаемые  Святые, например, Серафим Саровский, а у старообрядцев остались свои — Протопоп Аввакум и другие. В учебнике я сохраняю нейтралитет и пишу про Святых, общих для всех православных. Я как автор смотрел на ребёнка не как на объект индоктринации (насильственное навязывание какой-либо религиозной традиции), а как на человека, с которым можно и нужно вести диалог. И цель этого диалога рассказать про культуру, красоту, этику, эстетику, в частности через изобразительный ряд. Современные дети сейчас больше смотрят на картинки, нежели на текст, поэтому иллюстрации считаю важной стороной детской книги. Иллюстрации  мы с замечательным архитектором и художником  Борисом Кисельниковым подбирали, основываясь на древнерусском,  восточно-христианском искусстве.

- Как бы вы прокомментировали ситуацию, когда дети из религиозных семей, услышав, как им трактуют православную традицию в школе, просто уходят в отрицание всех религиозных идей?

- Думаю, что такая проблема возникает, когда люди приходят к церкви без особого понимания, зачем им это нужно, по принципу  «все идут, и я иду». Но ведь религия, вера -  это не про исполнительство, а про образ жизни. Дети часто не понимают, зачем им носить крестик, ходить в церковь, но исполняют требования мамы, пока это их не ущемляет. Конечно, услышав в школе, к примеру, про то, что в Великий пост христианам не рекомендуют кушать мясо и молоко, ребёнок ответит: «Нет, мне это не надо». И мама, которая сама не очень понимает, зачем всё это, может только апеллировать к слову «надо». А это, как известно, вызывает протест. И это в более широком смысле вопрос к тому, как устроена наша современная религиозность в целом. Мы сегодня имеем дело с неким продуктом постсоветского религиозного пространства, которое с точки зрения классической религиозной системы во многом ущербно. Идеалы СССР были разрушены, вместо них ничего не появилось, решили вновь опереться на религию, которую «вытрясали» из населения 80 лет, за это время успели вырасти целые поколения людей с очень пространными, обрывочными религиозными представлениями. И где теперь взять подлинную религиозность не знают даже многие священники. Там, где нет живой традиции, но есть насаждение догм, происходит то, что мы имеем сегодня, – исполнительство вместо осмысления.

- Как вы относитесь к идее продлить курс «Основы религиозных культур и светской этики» до старших классов школы?

- Я думаю о такой перспективе с тоской, потому что наши учебники для этого совершенно не предназначены. Пытаясь ввести религию в школах, мы рискуем прийти к полному нигилизму, потому что наши учителя не смогут рассказать о ней увлекательно, а позвать в класс батюшку – глубоко неправильно. Однако считаю, что диалог, даже с теми, чьи чувства и взгляды ты не разделяешь, полезнее жёсткого оппонирования и отрицания. Надо посмотреть, какую предложат концепцию «продвинутому» курсу. Если задача всего этого — встраивание детей в какую-то религиозную рамку, я — против.